Неподчинение и ругань: рестораторы предложили лечить заболевших, а не бизнес

Псковская область стала первым в России регионом, власти которого продлили действие QR-кодов до Нового года. Представители псковского ресторанного бизнеса утверждают, что это уменьшило их выручку на 30–50%. А некоторые из заведений псковского общепита после введения ограничений вообще закрылись. Однако псковская индустрия гостеприимства решил воевать не с QR-кодами, а за поголовное ПЦР-тестирование всех, кто обращается в медицинские учреждения с признаками респираторных заболеваний. “Деловой Петербург” разобрался, почему это происходит.

21 октября в указ губернатора Псковской области о мерах по обеспечению санитарно-эпидемиологического благополучия населения были внесены изменения, согласно которым жители и гости региона, достигшие 18 лет, больше не могут посещать заведения общественного питания без предъявления документа о пройденной вакцинации от коронавируса, либо о том, что они переболели ковидом в предыдущие шесть месяцев. Те, у кого нет QR-кода, также могут предъявить на входе в кафе или ресторан отрицательный результат ПЦР-теста, сделанного не ранее, чем за три дня.
“Условия жёсткие, но альтернатива — полная приостановка деятельности вплоть до улучшения эпидситуации”, — сказал глава региона Михаил Ведерников на очередном заседании областного оперативного штаба по борьбе с коронавирусом.

Осторожно, двери закрываются

При этом псковский ресторан KFC сразу же после введения этих ограничений сам приостановил свою деятельность, поскольку его ЦА — несовершеннолетние, а им теперь нельзя посещать заведения общепита без сопровождения взрослых (конечно же, если у этих взрослых есть QR-коды).
А некоторые другие кафе закрыли доступ к столикам и работают только навынос. Как например, “Французская булочка”, владельцы которой накануне всероссийских “нерабочих дней” опубликовали в социальных сетях чуть ли не манифест против “сегрегации”, но спустя меньше, чем через две недели вынуждены были признать, что не смогут “удержаться на плаву” в таком режиме и стали спрашивать у свои клиентов, не открыть ли залы.
Бизнес по доставке еды тоже не решает проблему. Во-первых, потому что большинство псковичей успевают пообедать дома и не привыкли заказывать еду. Во-вторых, потому что у них на это элементарно нет денег (область занимает 72-е место в России по уровню зарплат). В-третьих, есть версия, что с введением ограничений жители Пскова, напуганные перспективой возможного нового локдауна и наученные горьким опытом прошлогоднего, начали “немножко экономить”.
Проблема в том, что представителей псковского бизнеса гостеприимства на заседания регионального штаба по коронавирусу не приглашают. Поэтому весь минувший месяц они добивались встречи с главным санитарным врачом Псковской области Александром Нестеруком, чтобы высказать власти свои предложения по обеспечению санитарно-эпидемиологического благополучия населения.
Одновременно они пробовали провести круглый стол в медиацентре губернаторского медиахолдинга на новой многофункциональной площадке Псковского агентства информации, чтобы обсудить друг с другом и журналистами сложившуюся непростую ситуацию, но получили от ворот поворот.

“Миша”, где твоя улыбка?

Тем временем в объявленные президентом нерабочие дни Псков наводнили гости из Москвы и Санкт-Петербурга, многие из которых начали яростно отстаивать в кафе и ресторанах свои конституционные права и категорически отказывались выполнять указ псковского губернатора.
Один такой московский гость до того раскричался в кафе “Компот”, что сотрудники этого заведения, по их словам, предпочли поскорее усадить его за стол и накормить — лишь бы он не распугал всех остальных клиентов. “А другой потребовал у нас медицинскую лицензию, когда мы попросили его показать QR-код, — рассказывает директор кафе “Компот” Антон Дубенской. — Но это только москвичи и питерцы так себя ведут, с псковичами у нас ни разу не было конфликтов”.
Жители Пскова, конечно же, не безмолвствуют. Они выражают свой гнев в социальных сетях. В частности, в разгар нерабочих дней они ополчились на кафе “Миша”, когда его сотрудники начали вместе с QR-кодом требовать от своих клиентов предъявить удостоверение личности. В популярных пабликах псковичи не стеснялись в выражениях, упрекая “Мишу” в избыточном рвении, и желали ему поскорее разориться.
Однако в целом псковский бизнес гостеприимства даже испытал по отношению к своим сетевым хейтерам что-то вроде благодарности, поскольку громкие интернет-скандалы заставили власти уточнить требования к сфере обслуживания, а потом и ослабить.
“Спасибо нашим интернет-критикам, потому что после того, как они наехали на “Мишу”, мы хотя бы узнали, что вместе с QR-кодами надо проверять у посетителей паспорта, а когда они наехали на “Двор Подзноева”, — что надо спрашивать QR-коды даже у тех клиентов, которые берут еду навынос”, — говорит член Общественного совета при комитете Псковской области по туризму, директор бюро путешествий “Континент” Светлана Баранова.
Спустя какое-то время владельцы псковских кафе и ресторанов и вовсе получили предписание проверять у посетителей паспорта, только если возникают сомнения в принадлежности QR-кодов.

Бизнес для битья

Пока запуганные штрафами кафе и рестораны Пскова теряли своих насмерть разобиженных постоянных клиентов, туристические организации силились понять, кого губернатор подразумевает под “экскурсионным бюро”. Ведь в первой редакции его указа от 21 октября Михаил Ведерников с 30 октября по 7 ноября запретил этим “бюро” деятельность по экскурсионному обслуживанию.
Через несколько дней указ подправили, но турагентствам от этого легче не стало, поскольку губернаторский запрет на проведение экскурсионной деятельности распространяется только на организации регионального подчинения. В итоге в нерабочие дни бюро путешествий “Континент” вынуждено было заказывать экскурсионное обслуживание своих иногородних групп Псково-Изборскому музею-заповеднику и таким образом переплатило за посещение псковских музеев 25 тыс. рублей.
“Проблема в том, что в этих указах слишком много шероховатостей: губернатор их подписывает без должной экспертизы, а это неправильно. Поэтому как эти указы написаны — так они и выполняются”, — говорит самый именитый псковский ресторатор, эксперт Федерации рестораторов и отельеров Андрей Филатов.
“Мы же не против вакцинации и QR-кодов, — объясняет он. — Мы против, что ресторанный и гостиничный бизнес назначали мальчиками для битья. Существует мировая статистика, согласно которой всего полтора процента заболевших коронавирусом заражаются в кафе и ресторанах, 8% — в общественном транспорте, 14% — в учреждениях торговли. А самый большой процент — 45 — угадайте где? В быту! Поэтому сегодня важнее всего сделать так, чтобы заболевший коронавирусом ни с кем не контактировал. А для этого надо вовремя поставить ему с помощью ПЦР-теста правильный диагноз. Но когда лично я заболел коронавирусом, в поликлинике мне вообще отказались делать ПЦР-тест: “Вот если ляжете в больницу — тогда сделаем: и ПЦР, и КТ”. Через три дня после того, как у меня появились первые симптомы коронавируса, меня даже пытались заставить явиться в поликлинику (хорошо, что я был не в состоянии и не смог заразить по дороге и на месте ещё кучу народу). А какой-то другой заболевший, которому вовремя не сделали ПЦР-тест, в поликлинику явился. Не в ресторан, а в поликлинику! Но, судя по указам губернатора, виноват всё равно ресторан”.
“Ещё вопрос. Почему наш Роспотребнадзор борется с ресторанами, но лоббирует интересы алкоголя и не закрывает соответствующие торговые точки? Может, мы чего-то не знаем и алкоголь помогает от коронавируса?” — добавил Андрей Филатов.

“Не имеете права”

“Указом губернатора мне предписано вакцинировать 80% своего персонала, — уточняет Андрей Филатов. — Я вовсе не против принудительной вакцинации, я хотел бы, чтобы она была вчера. Но я также хотел бы, чтобы принудительная вакцинация давала хоть какие-то гарантии. Потому что теперь я разговариваю со своими сотрудниками немножко не на равных. Я им говорю: “Если нас не закроют, вы получите всё, что вам причитается…”. А они мне отвечают: “Не имеете права закрывать, зачем нас тогда заставляли прививаться!”
“У меня никто из персонала не желает прививаться, — рассказывает директор кафе “Компот” Антон Дубенской. — И я их понимаю. Я позвонил в трудовую инспекцию, представился сотрудником кафе, которого начальство заставляет делать прививку, и спросил, что мне делать. В трудовой инспекции ответили, что мой директор не имеет права меня заставлять: “Как только он вас уволит — приходите, мы его нагнём и вернём вас на работу”. В результате у меня из шести человек работников привиты только двое: это администратор зала и я, потому что я сам работаю в своём кафе официантом. Повара пока думают. К сожалению, если люди берут информацию из “Тик-тока”, я на них никак не могу повлиять. А официальная пропаганда вакцинации у нас поставлена очень плохо”.

Давайте общаться

Спустя три недели после введения в Псковской области QR-кодов представители псковского бизнеса гостеприимства пробились на личный приём к главному санитарному врачу региона.
“Во-первых, мы постарались убедить его в том, что властям надо с нами общаться и приглашать нас на “коронаштаб”, чтобы мы могли заранее узнавать о запланированных ограничительных мерах”, — рассказывает Андрей Филатов.
Во-вторых, рестораторы и отельеры предлагали главному санитарному врачу Псковской области сосредоточиться не на QR-кодах, а на ПЦР-тестах. “Потому что у нас только летом был очень короткий период, когда ПЦР-тесты делали всем без исключения, у кого возникали симптомы респираторного заболевания. А потом то “робот” сломался, который эти тесты делает, то лаборантов не хватает… Я сказал Александру Нестеруку, что раз мы не хотим показывать масштабы проблемы и не делаем ПЦР-тесты, то мы не можем купировать заболевших. Необходимо сообща искать выход из создавшегося положения”, — отметил ресторатор.
По его словам, бизнес тоже за то, чтобы люди прививались, “и это было бы их желание, а не наказание”. “Но если бизнес под угрозой увольнения привьёт 80% всего персонала, это не решит проблему. Ведь в Псковской области половина населения нигде не работает — вот попробуйте их принудить сделать прививку. Лично я бы предпочёл, чтобы антиваксеров и тех, кто купил сертификат, обязали платить из собственного кармана за лечение от коронавируса. Вот это было бы действенно. В противном случае отсутствие выручки от гостей приведёт в декабре к закрытию псковских ресторанов”, — сказал Андрей Филатов.
“Мы готовы сделать всё от нас зависящее, чтобы обеспечить социальную дистанцию, — добавил он. — Мы даже готовы сделать отдельные зоны питания для антиваксеров. Но нам важно, чтобы администрация области сменила приоритеты и вместо того, чтобы искать крайнего в сфере обслуживания, занялась бы налаживанием медпомощи населению и изоляцией заболевших. Ведь регион живёт доходами от сферы туризма, тысячи людей заняты в этой сфере, они рассчитывают на достойную жизнь. Зарплата чиновника от ограничений не зависит, а наша — да. При этом регион не предлагает нам помощи, да мы и не просим. Самая лучшая помощь для бизнеса в этой ситуации — не мешать нам работать”.

Я б из бизнеса ушёл: пусть меня разучат

“Открыть в Пскове ресторан стоит от 10 до 30 млн рублей. А закрыть его может один непродуманный указ, — говорит Светлана Баранова. — Псковский сервис гостеприимства уже сейчас испытывает огромный кадровый голод. Но людей, которые не планируют работать в сфере обслуживания, можно понять. Осваивать профессию, чтобы потом работать в ресторане? А зачем, если эти ресторан в любой момент может закрыться: либо на локдаун, либо потому, что из-за ограничений ему не свести концы с концами”.
Ольга Миронович
Источник: https://www.dp.ru/