Андрей Жарков: «За хороший сервис в России мало заплатить, за него надо еще и бороться»

Привередливость Андрея Жаркова, генерального директора компании «Жарков-Тур», хорошо известна рынку. Организуя поездки для туристов, он вникает во все тонкости программы и буквально «выгрызает печень» партнерам за каждую деталь. К тому же нередко сам ездит с группами и строго контролирует выполнение всех договоренностей. Поэтому работать с ним непросто. Но уж если г-н Жарков кого-то хвалит, то можно не сомневаться – речь идет о профессионалах высочайшего уровня. Тем интереснее было расспросить нашего собеседника, чего ему стоило в период пандемии перейти на рельсы внутреннего туризма.

– Основной акцент в ассортименте туров ваша компания всегда делала на страны СНГ.

– Да, потому что я сам из Узбекистана. И с этим были связаны некоторые сложности моего мировосприятия. Когда ты родился и вырос в этой красоте, когда тебе с детства знакомы Бухара и Хива, не всегда понимаешь, насколько эти города могут быть интересны туристам. И только потом, путешествуя по миру, приходишь к выводу, что и на родине очень красиво. Долгое время я не понимал, как можно восхищаться горами. Ощутил это только в Швейцарии. А потом уже поймал себя на мысли, что в Узбекистане и Таджикистане горы ничем не хуже, причем в Таджикистане почти все – пятитысячники.

– Вы активно работали с прибалтийскими странами, но только в пандемию в числе ваших предложений появился Калининград. Потому что границы были закрыты, а там море?

– Все очень просто. Мы долго занимались поездками в Литву. Выяснилось, что туристы хотят посмотреть Куршскую косу и со стороны Калининграда тоже. Это первое. Второе – много лет в ту же Литву было дешевле попасть через Калининград. Прилетел туда, сел в трансфер и через два часа гуляешь по Вильнюсу.

В Калининграде я прежде бывал, но в августе прошлого года, как только появилась возможность после локдауна, поехал туда с группой своих туристов. Принимала нас компания «Юнона», ее директор Светлана Слепенок. Когда у человека есть вкус, стиль и профессиональное чутье, это обязательно отражается на продукте, который он создает. Это я про Светлану. Отличная была поездка – и по логистике, и по экскурсиям, прекрасно организовано питание, что в России непросто.

Но сейчас Калининград неоправданно подорожал. Давайте сравним. Я только что прилетел с Мальдивских островов. Поездка на 15 дней стоила 2,5 тысячи долларов – по системе «все включено» с неограниченным алкоголем. А на днях мои туристы вернулись из Калининграда. На двоих 10-дневный тур обошелся в 3 тысячи долларов. Из питания – только завтраки. Почему они предпочли Калининград, а не Мальдивы? Потому что жаркое солнце им противопоказано по состоянию здоровья. В общем, если хочешь что-то посмотреть в России – ты должен за это хорошо заплатить. И это обойдется намного дороже, чем в Европе. К тому же за хороший сервис в России мало заплатить, за него надо еще и бороться.

– А в каком регионе, по-вашему, соблюдается соотношение цена/качество?

– Чтобы дешево и сердито, хорошо и близко? Представьте себе, это Мордовия. Одна ночь на поезде – и ты в другом мире. Самобытная республика, национальная кухня, доброжелательный народ, который говорит и на мордовском, и русском. Тур нам организовала саранская компания «Ветер странствий». Когда директор Ольга Боксимер прислала программу, у меня не возникло ни одного вопроса. Все было расписано по минутам – и этот график тщательно соблюдался в течение всей поездки.

Еще бы я назвал наше Золотое кольцо, особенно Ярославль и Ростов Великий. Сейчас в этом маршруте раскручивается самая красивая и богатая деревня России – Вятское. Там есть музеи, живописная архитектура и баньки по-черному. Был там недавно и очень хочу вернуться.

В Ростове работает отличная компания «Плешанов тур», ею руководит Ольга Одинцова. Этот оператор принимал несколько наших групп, туристы были в Ростове, Ярославле, селе Вятском, Костроме. Помимо замечательных экскурсий компания организует еще и театрализованные шоу, причем все наши группы смотрели разные программы.

Неплох Мурманск с его северным сиянием. Обидно, что в Териберку все едут посмотреть разваленные дома по следам фильма «Левиафан», съемки которого там проходили. И мало кто осознает, что это буквально край земли. Там ведь Баренцево море, начало Северного Ледовитого океана.

– В этом году вам удалось сделать тур даже в Якутск. Чем обоснован такой выбор?

– В новогодние каникулы я ездил в Нью-Йорк. Пошел в музей Гуггенхайма и был поражен тому, что огромный зал на третьем этаже посвящен России. По мнению американцев, у нас в стране два места, обязательных к посещению: Мурманск с Териберкой и Якутск с трубкой «Мир» – огромным карьером, не имеющим аналогов в мире, где открытым способом добывали алмазы. Так у меня возникла идея поехать в Якутск. Но когда я озвучил ее коллеге, которая родом оттуда, она сказала: «Андрей, вы вряд ли доберетесь до Якутска».

Прямых рейсов нет, полет в одну сторону обходится в 63 тысячи рублей. С инфраструктурой беда. Но я решил попробовать. Получился шикарный тур. Мы организовали его с местной компанией «Манго Трэвел».

Всё было непросто, действовали ковидные ограничения, и, например, было отменено празднование якутского Нового года Ысыах. Но наша группа его отпраздновала. Вместе с директором «Манго Трэвел» Жанной Решетниковой нам удавалось находить выход из самых трудных ситуаций. В этнографической деревне мы сняли дом, позвали шамана, взяли напрокат национальные костюмы, пригласили и нарядили артистов. К нам даже пришла известная исполнительница на якутском музыкальном инструменте хомус, у которой очень плотное расписание. Вот так мы организовали собственное празднование Ысыаха. Туристы были в восторге. Когда принимающая компания искренне рада гостям, всё получается.

Нас еще не хотели пускать в музеи – мамонтов и вечной мерзлоты из-за тех же ковидных ограничений. Принимали только при наличии официального письма от какой-либо организации. И тут пригодилось членство в РСТ. Мы попросили сделать нам письма и в музеи все-таки попали.

– В соцсетях вы известны своими разоблачающими постами по следам путешествий. Например, в Плес.

– Давайте так: к самому Плесу у меня претензий нет. А к местному общепиту – есть. Там есть, точнее, уже был очень популярный ресторан. Тарелка борща – 2500 рублей. А в помещении пахнет кошками. Я там даже есть не стал. Столик бронировал за неделю, просил у окна, сказали – сейчас там все занято, ближе к делу посмотрим. Мы пришли – зал пустой, только в одном уголке сидит семья.

Другой ресторан в Плесе. Оливье – 3500 рублей. Утверждают, что «нового прочтения», потому что с раковыми шейками. Когда я спросил у официанта, где собственно раковая шейка, мне показали маленького рачка, который лежал на краю тарелки. Наверное, такие цены ставят с ориентиром на иностранцев. Но их же сейчас нет, а цены те же.

А вот где вы в Провансе увидите борщ или пожарские котлеты? Там подают только блюда национальной кухни. Это правильно. А в Плесе на завтрак кормят яйцами бенедикт. Ну какие яйца бенедикт, алло? Оладушки, блинчики – вот, что должно быть. Но, кстати, это проблема не только Плеса, этим грешит всё Золотое кольцо.

Еще в Плесе остро стоит транспортная проблема. Из Москвы нет прямого сообщения, нужно добираться на электричке до Иваново, дальше на рейсовом автобусе до Плеса. Или на такси. Но тут такое дело: из Иваново до Плеса можно вызвать такси через приложение. А обратно – нет. Потому что приложение не работает. Договариваться с частником не каждый готов.

– Тем не менее, пандемия, можно сказать, вынудила турбизнес переориентироваться на внутренний туризма. И вы не исключение…

– Да. Но это было невероятно сложно! Вот возьмем Смоленск. Считаю, что за мою 30-летнюю деятельность это был худший тур. Удивительный город, но возвращаться туда не хочу. После этой поездки у меня появилось правило: просить у партнеров фотографии автобуса, на котором будут возить моих туристов, и подтверждение того, что в нем есть кондиционер и микрофон для гида. Когда ты работаешь с Европой и СНГ, у тебя таких мыслей не возникает. Представьте мое удивление, когда партнер в Смоленске подогнала к перрону… рейсовую маршрутку. Даже объявление о стоимости проезда висело. И машина была грязная. А встречающий группу опоздал к прибытию поезда.

Дальше. Вместо того, чтобы сразу создать яркое впечатление и показать роскошный, с потрясающей историей Успенский собор – главный кафедральный собор города, нас повезли смотреть церкви домонгольского периода, их в Смоленске три. Подъезжаем к одной, гид говорит: «Не надо туда идти, это новодел». Спрашивается, зачем ехали.

Наша страна очень красивая, но, повторюсь, сервиса нет. На днях переписывался с коллегой из Карелии. Она выкладывала в соцсети фотографии с Белого моря: «Андрей, туда такие туры потрясающие есть!». Я глянул… Размещение в палатках, туалет за елкой, душа нет. «Это же романтика!», – возразила она. Но сегодняшним туристам нужен комфорт и сервис. Тем более что такая «романтика» стоит совсем недешево.

А еще была история в городе Старица Тверской области. Я был там весной, очень понравилось, захотел вернуться. И вот на днях наш корпоративный клиент заказал туда тур, я к нему присоединился. В автобусе в какой момент отвлекся, потом смотрю в окно – и понимаю, что мы покидаем Старицу, ни разу там не остановившись. Подошел к гиду – почему нет экскурсии по городу? Мы же не посмотрели церковь Илии Пророка, Борисоглебский собор, они заявлены в программе. Она: так дождь же идет. Вот так. Дождик, кстати, чуть моросил. Конечно, мы вернулись в город, всё посмотрели.

– Андрей, вы активно путешествуете и у вас свежий взгляд на российский турпродукт. Можете навскидку назвать несколько нераскрученных мест, которые вас удивили в последнее время?

– Могу. Воронеж поразил гастрономией. Вкусная мраморная говядина, много фермерских хозяйств. И регион явно недооценен, там хорошо сохранившиеся и очень красивые усадьбы XVIII-XIX века, много других достопримечательностей.

Белгород – фантастический, интересный город. Я не увидел ни одного разрушенного здания, везде чисто, аккуратно, комфортно. Много интерактивных музеев, включая «Прохоровское поле».

В Салехарде мы были на празднике День оленевода, обедали в настоящем чуме, ели приготовленную оленеводами еду, катались на оленьих упряжках.

Вообще я понял, что в каждом регионе России обязательно есть что-то интересное для туристов. Но всегда говорил и повторю: тем, кто продает туры по стране, нужно ставить памятники при жизни.

Мария Демочкина, специально для RATA-news