«Вы на нас плюете и разговариваете с нами, как с убогими. А мы вас ненавидим»: Анастасия Татулова рассказала о реальных бедах бизнеса на ПМЭФ

ТАТУЛОВА Анастасия; Владелица; "АндерСон"; 21.04.17; г. Москва; КУРИННОЙ Иван для Forbes Life;

Омбудсмен в сфере малого и среднего бизнеса, основательница сети семейных кафе «АндерСон» Анастасия Татулова выступила на Петербургском международном экономическом форуме. Она отметила, что в России не сформирован экспертный совет, который четко мог бы сформулировать потребности малого и среднего бизнеса. Татулова подчеркнула, что предпринимателям нужны прибыльность и безопасность, а «меньше всего им нужны форумы».

Анастасия Татулова: Я, наверно, первый раз в жизни так серьезно подготовилась, потому что вообще, конечно, я хотела, чтобы было весело, и прикольно, и праздник, и тусовки, и все такое прочее, но вчера были две новости, выкосившие меня, поэтому я сегодня готовилась всю ночь. И вы не отберете у меня микрофон, пока я все не скажу.

Значит, вчера у меня был очень-очень сложный день. Сначала мне позвонили и сказали, что Диму Богданова, это предприниматель сочинский, очень известный, который руководит санаторием «Знание» и занимается туризмом, его посадили в СИЗО. После этого мне позвонили и сказали, что Москва приняла решение о том, что будет единый оператор по мусору, поэтому тарифы поднимаются в пять раз. И на фоне всего этого я вчера слушала с замечательного дня вчерашнего про малый и средний бизнес, как трое очень красивых мужчин рассказывали, как все будет хорошо.

И я, вы знаете, слушала, и я просто в разном мире, видать, в каком-то с ними живу. Я вот себе записала фразы, которые я хочу обсудить. «Основной запрос от предпринимателей ― это прямо цитата ― простота и доступность мер поддержки». Я разочарую вас. Основной запрос предпринимателей на самом деле, их всего два, этих запроса, ― это прибыльность (равно эффективность бизнеса) и безопасность. Больше предпринимателю ничего не надо, вообще ничего, от слова совсем! Меньше всего ему нужны форумы.

Но в целом, понимаете, этот разрыв, который мы видим между тем, что надо предпринимателю, малому и среднему, и тем, что говорят люди, которые отвечают за это предпринимательство, малое и среднее, знаете, в моем детстве был фильм «Курьер». Там такая бабушка сидела классная, она говорила: «Я все хорошо знаю про нашу молодежь». Я никого не хочу обидеть, но до тех пор, пока у нас не будет… Борис Юрьевич, вы, если что, меня из СИЗО потом вытащите? Я сейчас наговорю лишнего немножко. Вот смотрите, до тех…

Борис Титов: Анастасия, это по другой линии, мы экономические преступления, да, так что не могу обещать.

Татулова: Черт, придется кого-то другого просить. Смотрите, до тех пор, пока все-таки не сформируется какая-то команда, которая будет понимать, что такое малый и средний бизнес, что ему реально нужно, или хотя бы при которой не сформируется экспертный совет, не такой, из которого будут тебя вычеркивать, когда ты что-нибудь неудобное сказал или то, что не совпадает со взглядами того, кто наверху, а реально. Вот когда мы будем готовы слушать обратную связь, когда мы будем готовы эти неудобные вещи брать в работу, вот только тогда у нас все поедет.

Я теперь перейду к конкретике, о которой хочу сказать. То, что уже говорила: бизнесу в любой отрасли для бурного роста нужно всего две вещи ― эффективность и безопасность. Нигде, ни в одном лозунге на сегодняшний момент, ни в одной стратегии очередной, которая написана по малому и среднему бизнесу, даже слов таких нет. Что угодно есть: цифровизация, акселерация, генерация, песочница. Только вот этих двух слов нет ― безопасность и эффективность.

И… Не буду я это говорить, уже и так много сказала. Немножечко хочу сказать, что вот это вот изумление предпринимателей по поводу институтов, которые работают на их благо, все крепнет и крепнет, потому что бюджеты этих институтов равны годовой помощи, оказанной предпринимателям. Упраздните институты, нам не надо. Дайте деньгами. Или давайте вложим это во что-нибудь, не знаю, город для предпринимателей построим, «Сириус» еще один сделаем. Не надо нам, пожалуйста, институтов, которые нас развивают. Мы что-то упарились, что нас развивают.

Там опять вот это обучение звучит, «нам нужно обучение». Слушайте, ничему меня не может научить человек, который не занимался бизнесом. Это невозможно. Ничему. Ни меня, ни моих коллег. Пожалуйста, мы со своим обучением разберемся сами.

Какая ситуация у нас сейчас? Фактически каждое телодвижение государственное приносит только один результат сейчас, вот уже несколько лет каждое телодвижение приносит усложнение работы цивилизованных и добросовестных участников рынка и предоставляет конкурентные преимущества теневому сектору. В прошлом году все то, что происходило, очень тяжелая была ситуация, но она привела на самом деле нас к тому, что рынок посерел еще больше.

Я не разделяю восторгов по поводу вот этого вот объявленного двукратного снижения страховых взносов. Во-первых, давайте по-честному: не было никакого двукратного снижения, не было. Это на бумаге оно есть. Было сказано, что было 30%, стало 15%. Нет, потому что 15% ― это только с суммы, превышающей МРОТ. А как сказал еще один великий человек не так давно, 17 тысяч у нас в стране ― это средняя зарплата. Давайте посчитаем, сколько из них сумма, превышающая МРОТ. То есть мы получаем, что средняя зарплата облагается налогом примерно 23–24%. То есть было 30%, понизили до 24%. Прямо облагодетельствовали.

Вы знаете, рост занятости вот этот, который есть, единственное, с чем он связан, ― это с тем, что давали кредиты на зарплату, поэтому люди быстро всех пооформляли, чтобы кредиты получить. Я вас уверяю, когда это закончится, все обратно отрулится, потому что невозможно платить такие суммы в человекоемких отраслях, это и фитнес, и гостиницы, и рестораны, и производства ручные, которых очень много. И в малом, и в среднем бизнесе люди не могут платить такой налог на ФОТ, не могут. С учетом того, что у нас, обратите внимание, пожалуйста, НДФЛ платит не человек, что бы мы ни говорили. Его платит предприниматель. Давайте посчитаем: то есть суммарно предприниматель сейчас платит с зарплаты 43%. 43% он платит с зарплаты, а люди ― нет, они не платят.

Что мы имеем еще? Мы имеем постоянное повышение неналоговых платежей. Я вам сейчас два примера приведу. Платеж ненавидимой всеми предпринимателями коррупционной организации Росреестр, пошлина за регистрацию дополнительного соглашения в прошлом году выросла в 22 раза. Вы не ослышались, не в два, не в три. В 22 раза! В прошлом году! В двадцатом, в ковид, в 22 раза Росреестр повысил пошлину. Дорогие друзья, можно просто это ведомство убрать? Тут еще денег найдется, понимаете?

С 2017 по 2019 год сумма штрафов выросла в три раза, а самое удивительное, что количество проверок при этом уменьшилось в восемь раз. Уменьшились проверки, сумма выросла в три раза. Как это? Вы знаете, ко мне недавно предприниматель обратился, которого оштрафовали. Знаете за что? Он в какой-то не той форме выдал своим людям спецодежду. К нему пришла трудовая инспекция и оштрафовала его. Знаете, какой штраф? Малый предприниматель. 200 тысяч рублей за то, что… Он не то что выдал без бумажки, он с бумажкой. Она какая-то неправильная. 200 тысяч.

Административное давление и несоразмерные штрафы вынуждают бизнес уходить в тень. Это прямо доказанный факт, потому что если ты серый, тебя никто не трогает. Черный ― тебя никто не видит. Как только ты платишь налоги, к тебе приходят все, кому не лень.

KPI надзорных ведомств. Это вообще моя любимая тема. Я не знаю, наверно, мафия бессмертна, но, понимаете, вот сейчас на что направлен KPI? Это можно посмотреть, это открытая информация на сайте ведомств. Роспотребнадзор ― KPI людей направлен на выявленные нарушения. Выявленные нарушения, то есть люди получают бонус с суммы собранных штрафов. Дорогие друзья, так это же просто доходная статья бюджета. Либо давайте мы признаемся в этом честно, либо нам надо прямо завтра, надо убить все эти гильотины, ничего это не сработало, нам нужно завтра сделать всего одну вещь с контролем и надзором.

Нам нужно, пожалуйста, изменить KPI людей, которые проверяют, всего на две вещи, пусть они за это бонус получают, я вообще доплачивать готова реально. Пожалуйста, пусть они проводят обучение для бизнеса, чтобы у нас ничего нигде не горело, потому что вы же… Я не знаю, знаете ли вы эту статистику, но в прошлом году количество проверок было минимальное, аллилуйя, мораторий сработал. И вы знаете, почему-то… Да, да, мораторий, пандемия. Вы представляете, почему-то ничего не горело и никто не травился. То есть связи проверок с инцидентами нет вообще, ноль проверок.

Это значит, что просто есть ведомства, которые просто собирают неналоговые платежи. Давайте сделаем так, что эти ведомства будут получать деньги за две вещи. Первое ― за обучение предпринимателей: идешь, учишь бесплатно, пусть тебя оценивает предприниматель, что ты его отлично научил, он будет знать, как огнетушитель включать, что надо повесить, как сделать так, чтобы кого-нибудь не отравить. Потому что предприниматели с благодарностью это воспримут, они просто не знают, что выполнить, потому что 600 пунктов надо выполнить. Это даже прочитать невозможно. А второе, за что нужно их премировать, ― это за отсутствие нарушений на территории. Если у нас никто не сгорел, у нас отлично работает система, понимаете? А если система работает на то, чтобы денег собрать, это другой вопрос. Но давайте честно тогда.

Я уже говорила о том, что суммы штрафов несоразмерны нарушениям, а самое главное ― они несоразмерны с прибылью бизнеса вообще, они просто не имеют к ней отношения никакого. В Москве чудовищные вещи творились в этом году, при всем моем уважении и глубокой признательности мэру за то, что московский бизнес выжил, но суммы штрафов превышают прибыль у людей за месяц, за два. Когда к тебе приходит человек с ненадетой маской и тебя потом за это на 300 тысяч оштрафовали, это просто несоразмерность какая-то.

Тут я тоже, я над этим весь год думаю, вообще это омбудсменство, конечно, подкосило мою реальность, еще хуже стало. Понимаете, я думаю: кто же придумывает вот эти 300 тысяч? Я вам расскажу. Если просто у человека годовой доход, который он получает, 190 миллионов рублей, ему реально кажется, что 300 тысяч ― это вообще не вопрос. О чем вы там говорите? Он просто собаке корм покупает на эти деньги. Поэтому они когда вносят это все в КоАП, им на самом деле нормально, просто это другое, сытый голодного не разумеет, у нас так.

Нет мотивации роста, об этом хорошо сказал Антон Андреевич, что вот этот переход от малого в средний ― он тупиковый. У нас сейчас 16 тысяч среднего бизнеса, 16 тысяч. Это ничто, ноль. Ноль, потому что как только ты становишься заметным, к тебе приходят, тебя начинают проверять. Как только ты переходишь на НДС, ты становишься минусовым. Сколько лет мы об этом говорим, это есть в каждом докладе. Ничего не сдвигается с места, ничего, просто ровным счетом.

Критерий МСП. Слава богу, наконец-то услышали, спасибо Илюшниковой лично, услышали наконец-то, что критерий отнесения к МСП у IT-компаний, например, у компаний, которые роботизированы, и, например, у ресторана или у гостиницы разный, потому что в гостинице сколько, сто, двести человек работает, да? И это маленькая гостиница, это небольшая будет гостиница, это будет такой же оборот, как у компании, в которой может работать пять. Отрасли разные, поэтому тут точно нужен отраслевой подход.

На самом деле я очень прошу, чтобы услышали и то, что отраслевой подход нужен в налоговой системе. Ее, к сожалению, так продырявили, что люди в одной отрасли сейчас платят, есть разрыв от 4% в отрасли, это одна отрасль, до 46% налогов. Объясните, пожалуйста, как в этой штуке конкуренцию выдерживать, когда у тебя рядом тот, кто платит 4%, а ты ― 46%? Как так может быть? Как может быть, когда ты покупаешь продукты за десять? Вот я занимаюсь пищевым производством. Я покупаю сахар, муку, ягоды ― это за десять. Добавляю душу кондитера и получаю в продаже двадцать. Это кто придумал? Надо либо там десять, либо там двадцать, я не возражаю, фиг с ним, пусть будет двадцать. Ровно давайте сделаем.

И давайте, пожалуйста, в каждой отрасли сделаем налоговый режим, возвращаюсь к началу, в который человек может работать эффективно. Он прибыль должен зарабатывать, чтобы инвестировать ее, чтобы страна развивалась, раз уж он здесь эти деньги вкладывает и не уехал еще, несмотря на то, что думает об этом каждую пятницу.

Про зарплатные налоги я сказала. У нас есть еще одна проблема. Простите, Борис Юрьевич, я все равно скажу, потому что у меня прямо накопилось. Еще одна проблема есть.

Титов: Можете сказать все, но в более сжатые сроки, ладно? А то такие сидят здесь люди.

Татулова: Хорошо, иностранная женщина просто очень долго говорила, извините. У нас есть, знаете, я все думала, как вежливо сказать, мне вчера предприниматель в фейсбуке написал, это я смягчила немножечко. У нас тема такая, что у нас есть тотальный кризис доверия власти и бизнеса, и из этого на самом деле исходят очень многие проблемы, понимаете? Может быть, не к вам, слава богу, обращаюсь, но, может, кто услышит.

Вы на нас плюете и по-отечески нам говорите, как с убогими немножечко с нами разговариваете: «Мы знаем, что тебе надо», а мы вас ненавидим, и это плохо для всех. Для нас, для вас, для страны плохо. Мы можем поговорить, поругаться, покивать головой ― ничего не меняется. Это две стороны, которые… Два разных мира. До тех пор пока это доверие не будет выстроено, доверие, это то, о чем говорил сегодня и Борис Юрьевич, неизменность правового регулирования, стабильность правил игры, чтобы их закрепили хотя бы насколько, на десять лет закрепите, не надо ничего менять. Более того, знаете, ни в лучшую сторону, ни в худшую, просто ничего не надо менять. Остановитесь, не осчастливливайте нас, просто остановитесь. Мы не успеваем читать то, что вы пишете.

Я на самом деле почти прямо уже в конце с предложениями. Значит, у меня есть прямо перечень того… Очень простые вещи, нам нужны очевидные быстрые точечные решения, позволяющие снять проблемы, мешающие людям заниматься своим делом. Самое важное ― запретить банкам вмешиваться в дела бизнеса, вот тем красивым, там стенды стоят, запретить вмешиваться в дела бизнеса. Банки ― это отдельный бизнес, они не могут блокировать тебе счета, они не могут списывать с тебя что-то, когда им там что-то не понравилось. Запретить вмешиваться.

Убрать допросы из функционала налоговой. Я тоже не понимаю, допросы и налоговая. А сейчас ― да ну, сотрудников вызывают, лампой в лицо светят. Какой-то сумасшедший дом! Давайте все-таки ФНС, притом что там работает очень высокоэффективная уже команда сейчас, давайте мы обратим ее лицом к бизнесу. Пожалуйста, это можно сделать, там очень сильные люди, и они на самом деле даже готовы помогать, нужно просто немножечко, может, показатели подправить тоже, потому что показатель там сейчас ― эффективность налоговой проверки. Все, собственно, так же, как с Роспотребнадзором: если пришел, надо обязательно что-нибудь забрать, а то скажут, что взяточник. Запретить блокировать счета ― туда же. 115 ФЗ, пять лет мы бьемся, с места не сдвигается проблема.

Очень важный пункт ― верификация всех принимаемых законов с бизнесом. Не с «Опорой России», а с бизнесом, пожалуйста. Большие деловые объединения потихонечку тоже превращаются в чиновников, и нам важно, чтобы это было верифицировано на уровне отраслевых сообществ. Это те люди, которые сталкиваются с проблемами каждый день. Только с ними надо верифицировать. Если отрасль сказала: «Окей, так будет работать», значит, это будет работать. Если сказали: «Нет, давайте, вы не предусмотрели это, это и это», надо доделывать, пока не будет верифицировано с бизнесом, а не принимать закон, а потом говорить: «Ой, мы не учли, в следующем году приходите».

Налоги ― сказала уже, отраслевой подход к установлению ставок по налогам. Второе, очень важно ― единый отчет по налогам. Налоги на зарплату должны исходить из того, что чем больше ты создаешь рабочих мест, тем меньше должен быть налог на одно рабочее место. Не больше, как сейчас. 250 человек у тебя работает, будешь платить 19%, 251 ― будешь 30%. Где логика, если мы за занятость боремся? 15% должно быть, не выдуманных виртуальных, а реальных, должно быть не больше чем 15%. Это максимум, который может потянуть бизнес.

Дальше субсидирование хотелок государства. Все то, что придумано государством, маркировки, еще что-нибудь, пожалуйста, это должно быть за счет государства. В целом хотелось бы все-таки… Закончу знаете чем? Чтобы в целом еще имидж предпринимателя все-таки был не про жуликов, жадин и нахлобучить, а про то, что это уважаемая профессия. Уважаемая, во всем мире уважаемая. И я хочу, чтобы она была уважаемая. И, конечно, хочу, чтобы предприниматель не сидел в СИЗО. Даже если он виноват, он может находиться под домашним арестом. Большое вам спасибо, что вы есть, и за то, что вы поддерживаете бизнес!

Титов: Спасибо! Бурные аплодисменты! Видите, какие у нас омбудсмены.

Источник: https://tvrain.ru/teleshow/