Куда пропал рынок, что с туризмом и кому понадобились ростовские рынки

Попробуем представить читателю дайджест новостей, важных для малого бизнеса. На повестке дня: наблюдение, сделанное на Андреевском рынке Петербурга – рынка больше нет. Далее – некоторые новости из Ростова, где “Росгвардия” закрыла четыре местных рынка – кому это так срочно понадобилось. А также: о чем и с кем спорят петербургские туроператоры и отельеры на старте летнего туристического сезона.

На Андреевском рынке (второе название Василеостровский колхозный рынок), который располагается на Большом проспекте Васильевского острова, и работал там с 1789 года, самого рынка больше нет. Нет рыночных рядов со свежей зеленью, рыбой, мясом и прочим. От него остались всего два или три прилавка: собственно, фрукты-овощи, соленья и сыры. Я спросила у грустного продавца у прилавка с овощами, а где, собственно, все? – еще несколько месяцев назад я фотографировала богатые рыбные и мясные прилавки, горы фруктов – это активно комментировали в фейсбуке … “Это все, что осталось“, – коротко сказал продавец, и спрятался за своим прилавком.

Зато на первом и мансардном этажах расширился фуд-холл, где в изобилии располагаются окна выдачи азиатской еды во всех ее видах: японской, китайской, вьетнамской, тайской, также есть грузинская, кондитерские с необычными сладостями, прилавки с выпечкой. То есть, фудмаркет сменил рынок.

Покружив по основному залу, где из окон подают, в основном, мелко нарезанную капусту разных сортов в тазиках и – если ее заливают бульоном – это суп, в него могут добавить морепродуктов или мяса, если не заливают, а могут бросить микроскопическую горсточку, например, тунца или грибов, или пару креветок – это уже “теплый салат”, а если добавят ломтик курицы – уже горячее блюдо, я бросилась на вывеску “Забыли сахар” в надежде обрести там пирожное без сахара. Но оказалось, что и там теперь подают каши, супы, горячее, а почти во все пирожные добавлен “полезный сахар”. Все примерно стоит от 500 до 700 и выше рублей за порцию.

Наибольший ажиотаж происходит у бочек с вьетнамским супом и там же с пулеметной скоростью пробивают чеки и бодро двигающейся очереди подают еду в небольших тазиках – супы, салаты или спринг-роллы (те же овощи с ломтиком фрукта, завернутые в прозрачное тесто из риса). В зале невероятное количество посетителей, мест нет. Посетители едят, переходя от прилавка к прилавку, и сразу вспоминается один предприниматель из сектора торговли, который оценивает рентабельность общепита от 1000 до 2000%. Однако, скорее всего, 70% выручки идет арендодателям.

Об арендодателях и, вероятно, авторах перестройки рынка и превращения его в фудмаркет. Согласно данным ЕГРЮЛ ООО “Василеостровский рынок”, которое управляет Андреевским рынком, принадлежит Хурцилаве Владимиру Сергеевичу (выходцу из Газпрома, как сообщают СМИ) и Хурцилаве Владимиру Владимировичу. Это малое предприятие со штатом сотрудников 7 человек.

Удивляет, что очистка рынка от торговцев прошла тихо и незаметно, скорее всего, во время пандемии. В свое время попытка убрать торговцев с Владимирского рынка натолкнулась на яростное сопротивление, об этом писали все медиа, и торговцы вернулись, хотя рынок и сменил управляющую компанию с частной на государственную. Торгует и Сенной. И Апраксин торгует. А Василеостровский – Андреевский – теперь фабрика-кухня.

Что же произошло в Ростове

По федеральными СМИ и соцсетям два дня назад прошли сообщения о произошедшей в Ростове трагической для малого бизнеса ликвидации 4-ых рынков. “СДП” также писал об этом со слов правозащитника Александра Хуруджи. В Ростове-на-Дону рынки “Атлант”, “Алмаз”, “Колхозный” и “Классик” на границе города и Аксайского района были закрыты в течение дня с помощью силовиков. Говорилось о том, что торговые места потеряли 1,5 тысячи предпринимателей.

Рынок в Аксае перед началом операции по освобождению

“Новая газета” провела расследование и сообщила, что места потеряли свыше 20 тысяч предпринимателей, что в результате действий правоохранителей цены на овощи уже пошли вверх, так как через Ростов снабжались оптовые рынки и базы Москвы и других крупных городов России. В статье подробный рассказ, как правоохранители запугивали торговцев, как торговцы защищали свою собственность. Речь идет также об уголовном деле, заведенном на главу Аксайского района и владельца рынка Карима Бабаева, который скрылся в Азербайджане. Рынки были источником колоссальной прибыли, там торговали, как и на московском “Садоводе” – всем: от фруктов и овощей, которые тысячами фур везли из Азербайджана, Турции и Египта, до строительных материалов, текстиля и пр.

Опрошенные торговцы намекают на национальный вопрос – атаку на азербайджанскую общину. Однако есть и официальная версия: решение о проведении проверки, подписанное первым зампрокурора Ростовской области. Как следует из документа, в результате проверки было выявлено нарушение земельного, градостроительного, налогового, санитарно-эпидемиологического законодательства, требований пожарной безопасности.

Ну, а причина-то какая всей этой истории, спросили мы у наших источников в Ростове.

Это москвичи “отжимают земли”, которые в свое время “понахапали” районная администрация и их родственники, рассказали нам местные источники. “Владельцы рынков как будто пытались отжать деньги за землю под федеральную трассу у Ротенбергов”, – уточнил информированный местный житель.

Ростовский портал 161.ru 20 августа 2020 года писал, что госкомпания «Автодор» выбрала компанию, которая получит проект по строительству и эксплуатации платного участка трассы М-4 — «Обход Аксая» в Ростовской области. По информации «Интерфакса», контракт на 85,9 миллиарда выиграла компания «НПС Аксай», которой владеют ВЭБ и миллиардер Аркадий Ротенберг.

Из технической части документации следует, что подрядчик построит скоростной участок автомагистрали в 35,5 километра с расчетной скоростью движения 130 км/ч. Кроме того, появятся мосты через Дон и Аксай, три транспортные развязки, путепроводы и другие инженерные сооружения.

 

Понятно теперь, кому и чему помешали рынки и 20 тысяч предпринимателей. Другое дело, что почему надо было действовать с позиции силы? Но есть мнение, что по-другому в России будет очень долго. А альтернативные участки местная администрация уже якобы предоставляет на территории старого аэропорта. Однако это ни в коем случае не компенсирует затраты малого бизнеса на свои магазины и текущие убытки.

О чем спорит туристический рынок Петербурга

Туроператоры и отельеры с одной стороны и другие участники рынка HoReCa с другой стороны спорят о том, мешают ли марафоны и забеги в центре города туристам, которые приехали посмотреть на достопримечательности и вынуждены постоянно натыкаться на заграждения – 1 мая была огорожена Дворцовая площадь, то ли это власти боялись беспорядков, то ли ждали победы Зенита.

 

Погода безжалостна к туристам и жителям города, ушедшим в нерабочие дни

“Нужно работать таким образом, чтобы один вид туризма не портил жизнь другому. Нельзя хвататься за все виды туризма, это как на двух стульях сидеть. Приоритет нужно отдавать более доходному и тому, который приносит радость туристам и жителям города. Марафоны и др. не приносят ни того, ни другого. Их безболезненно можно перенести в другие локации”, – пишут предприниматели.

Тем не менее, одни считают, что марафоны нужно проводить в Кудрово и Мурино, хорошо бегать также по Петергофской дороге, в Ульянке, в Пушкине, а Дворцовую и Исаакиевскую оставить туристам. Другие участники рынка, защитники марафонов, предлагают туроператорам именно на Петергофской дороге и проводить свои экскурсии. А участникам марафонов нужна картинка для Инстаграма, которая привлечет новых туристов и покупателей.

Мирит всех плохая погода, которая выдалась в Петербурге 3 мая и загнала и петербуржцев и гостей города в фуд-холлы и торговые центры.

Разочарованы туроператоры также тем, что анонсированное 2 мая “Шоу Дронов” длилось всего 6 минут и началось чуть ли не на полчаса раньше объявленного времени, вызвав обиду тысяч туристов и горожан, которые к тому же мерзли у парапетов набережных.

Кстати, есть ли в городе туристы? Есть, говорит директор “Петербургского магазина путешествий” Анна Твердохлебова, они мокнут под дождем. В 18.00 в городе было +2.

“Я могу отметить только, что туристов действительно наплыв, – рассказывает Анна Твердохлебова. – Это очень радует. Люди хотят в Европу, но границы закрыты – добро пожаловать в Петербург, самый европейских город России. Но вместе с тем могу констатировать, что мы несколько отвыкли работать в привычном до пандемии режиме высокого сезона, поэтому сейчас срочно надо мобилизоваться. У нас есть время, чтобы вернуться к установленным до пандемии эталонам”.