Назвался гидом — полезай в реестр. Законопроект об обязательной аккредитации экскурсоводов разбил отрасль на два лагеря

Власти вот-вот осложнят жизнь экскурсоводов по всей России: сделают обязательным единый экзамен, пересчитают по головам и установят надзор за деятельностью. Не входящие в официальные реестры гиды бьют тревогу.

Краеведческая и музейная общественность горячо обсуждает проект закона о регулировании деятельности экскурсоводов, который уже 7 апреля может быть принят в окончательном, третьем чтении. Второе было 23 марта, и если документ будет утвержден в нынешнем виде, все экскурсоводы, гиды-переводчики и инструкторы-проводники будут обязаны раз в пять лет проходить аттестацию, подтверждающую уровень их квалификации. Иностранцам водить туристические группы на территории РФ запретят. Надзор за деятельностью уже аттестованных специалистов поручат органам госвласти субъектов РФ. Из пояснительной записки следует, что все эти нововведения направлены на защиту прав потребителей и создание «прозрачного и контролируемого рынка».

В той или иной степени система аккредитации с обязательным экзаменом в Петербурге уже существует. Проходить ее — а без этого музеи не дают теперь разрешения на работу у себя — экскурсоводам помогает «Городское туристско-информационное бюро» (СПб ГБУ «ГТИБ»). Для этого надо сдать экзамен на знание основ истории Петербурга. В Петербурге, по данным реестра ГТИБ, уже аккредитовано более шести тысяч специалистов. Но пример Петербурга — почти уникален, аналогичные региональные реестры есть пока в считаных субъектах Федерации. Если закон вступит в силу, их сертификаты будут действовать максимум до 1 января 2024 года.

Но у тех, кто водит экскурсии по городу по авторским программам без всяких аккредитаций и согласований (по закону до сих пор в этом не было никаких нарушений), бейджи с номерами проверять некому.

С одной стороны, новый закон может наделить музейные организации дополнительными правами и защитить от нелегальных экскурсий. С другой — далеко не все оценивают поправки положительно и видят в них, помимо прочего, цензуру и дополнительную нагрузку на рынок, который и так сильно пострадал из-за пандемии. В нынешнем виде закон накладывает запрет на профессию для гидов-нигилистов, но никаких наказаний не предусматривает. О штрафах за несанкционированные экскурсии речь идет в другом, пока только готовящемся законопроекте. Он еще в самом зачаточном состоянии — зарегистрирован и разослан по комитетам. В том тексте, что фигурирует в документах Госдумы сейчас, ввести наказания планируется только с 2024 года.

А судьи кто?

«Фонтанка» пообщалась с представителями туристического бизнеса, чтобы узнать, что, по их мнению, ждёт отрасль, если закон всё-таки примут.

«Это — гибель экскурсоводческого дела второй раз после конца 20-х годов, когда было закрыто Центральное бюро краеведения и организовано Дело краеведов (Академическое дело. — Прим. ред.). Тут итоги примерно такими и будут, — считает Лев Лурье, петербургский историк, краевед и основатель Дома культуры Льва Лурье. — Есть другой вариант, гораздо более реальный: закон просто не будет выполняться. Бизнес уйдет в тень. Экскурсоводов будут находить с помощью социальных сетей или сарафанного радио. Государство не будет получать налоги. А количество фантазёров, врунов и невежд, которые будут водить экскурсии, не уменьшится, а увеличится».

Историк отметил, что совсем неясно, каким образом аттестационные комиссии будут справляться с нагрузкой, учитывая, что только в 2021 году Петербург ожидает более 2,5 миллиона гостей, которых будут обслуживать тысячи местных гидов и экскурсоводов. По мнению Льва Лурье, проблемы могут возникнуть даже с поиском компетентных специалистов, которые войдут в состав комиссии или будут следить за уже аттестованными работниками.

«Непонятно, каким должен быть культурный минимум. У нас нет закрепленной в Конституции идеологии. У нас нет обязательной трактовки фактов. Нет окончательных ответов на целый ряд вопросов. Например, кто-то считает, что Бородино закончилось вничью, кто-то считает, что победа осталась за французами, а кто-то — что значение моральной победы настолько велико, что под Бородино победили русские. Все три точки зрения имеют право на существование. Но кто определит, что правильно? В советское время это был учебник… Я через это прошёл и, как правило, методисты были невежественнее экскурсоводов. Люди в комиссии должны пользоваться авторитетом в городе. Это, действительно, должны быть известные краеведы, которые писали книги, статьи, уровня Кирикова, Марголиса, Пиотровского», — заключил Лурье.

Сергей Корнеев, председатель комитета по развитию туризма Санкт‑Петербурга, в свою очередь рассказал «Фонтанке», что туристическое сообщество достаточно разнообразно и мнения его представителей расходятся.

«Мы, как город, который первым в новейшей истории России добровольно вернулся к системе аккредитации и хорошо её отработал, будем вносить свои предложения (по уточнению законопроекта. — Прим.ред.). У нас есть активное Содружество профессиональных гидов-переводчиков и экскурсоводов Санкт-Петербурга. Мы его представителей будем рекомендовать в рабочую группу по разработке подзаконных нормативно-правовых актов, когда закон уже будет принят, чтобы наши интересы, профессионализм и опыт были учтены».

По словам Сергея Корнеева, во многом дальнейшая работа над законопроектом — задача сообщества.

«В 2012 году я имел отношение к запуску этого законопроекта, когда он попал в план законотворческой деятельности. Я тогда был директором Департамента туризма и региональной политики Минкультуры. И с тех пор моя точка зрения не изменилась. Всё-таки профессиональное сообщество само должно определить все нюансы и правила игры», — считает он.

В чужой монастырь со своим уставом

Стоит уточнить, что уже сейчас, ещё до принятия поправок, деятельность экскурсоводов и гидов-переводчиков неплохо регулируется как минимум в крупнейших музеях. Например, согласно «Основам законодательства РФ о культуре», «юридические и физические лица осуществляют туристско-экскурсионную деятельность на объектах культуры только на основе договоров с органами и организациями культуры». Правда, пока никаких санкций за нарушение этой нормы также не предусмотрено.

«Фонтанка» поговорила с экскурсоводом, который, согласно его аккредитации, может работать в Эрмитаже только как гид-переводчик, но оказывает в музее экскурсионные услуги и на русском языке. Он попросил не раскрывать своего имени, но отметил, что может провести экскурсию для русскоязычной аудитории, хотя «в теории в музее этому могут воспротивиться»..

Действующий сотрудник Государственного Эрмитажа неавторизованно пояснила «Фонтанке», что в музее стараются препятствовать проведению экскурсий сторонними гидами: те зарабатывают на музее, а он ничего не получает и даже рискует репутацией, так как не может быть уверенным в компетентности таких экскурсоводов. Кроме того, уточнила она, в музее штатные сотрудники ежегодно реализуют более 500 различных экскурсионных программ и этого вполне достаточно, чтобы удовлетворить самые разнообразные запросы посетителей.

В Эрмитаже «Фонтанку» проинформировали, что законопроект освобождает штатных и привлеченных по договору экскурсоводов от обязанности проходить дополнительную аттестацию. Также музей предоставляет возможность коммерческим компаниям оказывать туристические услуги, «исходя из требований к безопасности, нагрузки на инфраструктуру музея и других объективных факторов». При этом «коммерческие организации получают доступ к развитой инфраструктуре музея, забота и содержание которой производится, в том числе за счет государственных средств», — уточнили в Эрмитаже.

Чтобы попасть в штат экскурсоводов, нужно пройти при музее платный годовой семинар, на который отбирают около 20 специалистов, уже имеющих профильное высшее образование. В 2019 году стоимость составляла около 15 тысяч рублей, и этот семинар практически гарантировал избранным счастливчикам попадание в штат музея. Есть и другой вариант получить возможность водить туда экскурсии, но только для гидов-переводчиков — платные двухнедельные курсы. Их слушатели не претендуют на трудоустройство в Эрмитаже, но зато с туристической группой из музея их точно не выгонят. Правда, в 2021 году, как и в 2020, курсов не предусмотрено.

В Русском музее «Фонтанке» сообщили, что водить экскурсии там имеют право только его сотрудники или «внештатные сотрудники с высшим искусствоведческим образованием при наличии разрешительного документа». Такие разрешения даются экскурсоводам турфирм и других организаций, с которыми у музея заключены договоры. При этом там подчеркивают, что даже после введения закона, предусматривающего некий единый экзамен на право экскурсионной работы, его будет недостаточно для работы конкретно в Русском музее: «в связи со спецификой каждой музейной коллекции».

«Справедливо ли, что музеи берут деньги за обучение? Я не знаю, никогда не спрашивала себя об этом», — призналась Софья Лурье, которая в прошлом работала в Эрмитаже гидом-переводчиком. Однако, по ее мнению, в разгар сезона услуги гидов-переводчиков пользуются большим спросом и плата за обучение работает как косвенный налог на прибыль. К тому же музеи, проводя обучение, дают дополнительную нагрузку методистам, чьи услуги тоже должны оплачиваться.

Чужой среди своих

Помимо прочего, законопроект подразумевает, что иностранным экскурсоводам и гидам оказывать свои услуги в России будет запрещено. По мнению законотворцев, в том числе петербургского депутата Госдумы Бориса Пайкина (избран от Брянска), сейчас в России «планомерно идёт «захват» отечественного туристического рынка иностранными гидами-переводчиками, при этом иностранные туристы получают искаженное представление об истории и культуре России в произвольном трактовании непрофессиональных специалистов».

Однако Лев Лурье считает, что с исполнением этой нормы явно возникнут трудности.

«Это не будет работать и вызовет международный скандал. Мы понимаем, против кого это направлено — против китайцев. Можем ли мы обеспечить подготовку культурно подкованных гидов, говорящих по-китайски, в тех объемах, которые могли бы закрыть потребность китайских туристов? Это первый вопрос. Второй вопрос: готовы ли мы портить отношения с КНР и сокращать поток китайских туристов в Россию? У нас, вероятно, есть достаточное количество гидов и экскурсоводов, говорящих на английском, немецком, итальянском… Во всяком случае, в Петербурге. А вот насчёт гидов, говорящих на китайском и арабском, — я абсолютно не уверен», — говорит историк.

Андрей Дамиров, краевед и сотрудник агентства авторских экскурсий «Град Петра», считает, что пока обсуждать закон не совсем корректно, потому что окончательного текста нет.

«Закон «О просветительской деятельности» — вот сейчас главная проблема. Потому что, согласно этому закону, вообще ничем нельзя заниматься без согласия органов госвласти. Ни читать лекции, ни водить экскурсии. Что касается закона о гидах… У них (у органов власти. — Прим. ред.) есть своя контора, которая будет выдавать лицензии и получать за это деньги. Это явно чей-то проект», — считает Андрей Дамиров.

По его словам, ни у него, ни у его знакомых коллег никаких лицензий и аттестаций нет. «Но мы не водим приезжих туристов, не водим экскурсии в музеи. Тут встаёт вопрос трактовки», — уточнил он.

Маргарита Алеева, специально для «Фонтанки.ру»

Источник: https://www.fontanka.ru/